Michael Markus (michel7374) wrote in tourism_il,
Michael Markus
michel7374
tourism_il

Дождь в Шанхае.Часть первая. Beijing-Taiyuan-Pingyao-Mianshan.

Я смотрел на серое туманное утро огромного города из окна тридцать первого этажа. Невдалеке едва проступал силуэт телебашни и зданий Сити. Внизу по мокрому от дождя асфальту медленно ползла бесконечная трехрядная гудящая череда машин. На крышах соседних домов чернели лужи.
Надо ехать в Джу Джиа Джао, наконец решил я.
 
Это было единственное дождливое утро за все девять дней нашего путешествия. Дождь кончился еще до того как мы сели в автобус и так больше и не начинался до отлета поздним вечером.
 
Полная версия всей этой истории находится у меня в журнале. Те, кто захочет повторить наш поход, найдут там найдут там чуть больше подробностей об организации, ценах, гостиницах, подробностях маршрута.
 
Начиналось все в мае. Мы, несколько семей, решили поехать в Китай без детей. В конце мая мы купили билеты. Еще через несколько недель был выработан маршрут путешествия, сочетавший обязательные туристические пункты с местами, куда толпы западных туристов еще не добрались.
Маршрут был разослан в дюжину турфирм в Израиле, Китае и в России. Примерно половина из них ответила и предложила цены. Многие были удивлены экзотическими местами, заявленными в плане ("Там русского гида очень мало",- объясняли нам). Мы выбрали фирму CYTS. Ее русскоязычный представитель Петр Ванг (Peter Wang) за несколько недель общения по переписке и по Скайпу создал, как пишут в протоколах, атмосферу доверия и взаимопонимания. Русский язык Петра был вполне достаточным для нормального общения.
Был прислан договор листов на шесть по-английски. Мы вписали еще пару листов с поправками в нашу, так сказать, сторону. Петр все подписал, и мы послали ему 10% предоплаты. Остаток был переведен по Paypal за две недели до поездки. Сказать, что мы вот так вот спокойно отправили кучу денег черти куда? Таки нет. Вздох облегчения был сделан только тогда, когда в пекинском аэропорту мы увидели гида Сашу с табличкой, на которой были написаны наши имена.
 
Маршрут:
Пекин - 3 дня
Переезд в Тайюань (Taiyuan) - 4 часа на скоростном поезде
Гора Мяньшань (Mianshan) и окрестности - 2 дня
Переезд в Сиань (Xi'an) - ночной поезд, 10 часов в купейном вагоне
Город Сиань и гора Хуашань (Huashan) - 2 дня
Перелет в Шанхай
Шанхай - 2 дня
Это насыщенный, но разумный и достаточный максимум, который можно сделать за 9 дней. В каждом пункте нам не хватало как минимум дня (а то и недели, месяца или года, вопрос - где проходит разумная граница).
 
Логистика.
Каждый гид встречал нас в аэропрту или на вокзале с табличкой с нашими именами (в одном месте - с табличкой Catharine Smith, о чем дальше).
Несмотря на ранние приезды, нам везде давали номера. При немалой помощи гида.
Завтраки в гостинице. Завтраки обильные. Попадалось много съедобных вещей. Везде есть вилки.
Обеды включены везде. В больших городах - огромные залы для кормежки иностранцев совмещенные с рынком, шелковым или чайным магазином. Это зал, в котором до линии горизонта стоят круглые столы с вращающимся диском, на который ставят еду.
В маленьких городах за теми же круглыми столами еда китайская и ценители китайской кухни среди нас отметили именно эти рестораны как самые аутентичные и вкусные. Я же, первое что сделал, вернувшись домой, ворвался в холодильник и поглощал предусмотрительно заготовленные тещей котлеты, курицу, салат, суп а также хлеб и хумус, до потери способности есть.
Кроме стандартных обедов было включено два ужина - Утка по-пекински и Императорские Пельмени в Сиане. Последний ужин в Шанхае прошел в суши-баре (от 50 до 140 шекелей на семью, на 140 наши большие любители суш просто обожрались).
Как правило, гид забирал нас в 8.00-8.30 утра из гостиницы и сопровождал вместе с автобусом до 7-8 вечера. Копия нашего плана имелась у каждого гида. План соблюдался неукоснительно. Была пара небольших разногласий, которые мгновенно разрешались по предъявлении распечатанного и подписанного Петром нашего плана. Обычно и этого не требовалось.
Дело в том, что гиды обязаны завозить иностранцев, как минимум на полчаса, в чайные, шелковые, керамические магазины и к китайским докторам. По словам одного из гидов, их штрафуют, если им не удается уломать группу. Можно было бы этим возмущаться, если бы в первые дни мы не застревали в этих магазинах часа на полтора. В шелковом магазине гид Настя стояла с секундомером, выжидая обещанные нами ей полчаса. На 28-й минуте мы сломались на семь шелковых одеял.
 
А нужен ли гид?
В больших городах - нет.
В отдаленных местах без гида выжить можно, но возможности коммуникации сведены к нулю. "Отвезите меня туда-то и туда-то,- говорите вы таксисту, суя ему в нос заранее заготовленную бумажку с китайскими иероглифами, - в ЖЖ написано, что ехать туда три часа и стоит 800 юаней". "Сегодня День Работников Рыбного Флота, - отвечает таксист на чистом китайском языке, не делая никаких поползновений сесть за руль, - они в этот день там не работают". Ваши действия?
 
Деньги.
Официальный курс 6.8 юаней за $1. Меняют деньги только в аэропорту и в гостиницах, имеющих на то разрешение. В гостиницах курс 6.30-6.35 - грабительский. Но другого нет. Итого 0.6 юаней за шекель. Можно еще рискнуть засунуть карточку в банкомат. Мы не пробовали. В четырехмиллионном городе Тайюань (Санкт-Петербург такой местный) и окрестностях в радиусе километров триста, про доллары ничего не известно. В том числе и в местной гостинице. У Леньки в Мьяншане растащили на сувениры все однодолларовые бумажки, отдавая за них по 10-15 юаней.
 
Аэрофлот.
По нынешним временам, когда летающие малобюджетные сараи бороздят воздушные просторы Европы, аэрофлотовские рейсы были более чем терпимы. Полет Москва-Пекин на Аэробусе имени Твардовского был  на нормальном уровне трансатлантических рейсов. А вот Шанхай-Москва на американском Боинге имени Пушкина подкачал. Наушники не работали, телевизоры не на каждом сиденье, как в Аэробусе, а один на несколько рядов, показывали "Трое в лодке", советские мультфильмы 56-го года и "Том и Джерри", сиденья продавлены, а туалет уже на взлете загажен в самом его интимном месте. Ну да что взять с америкосовского самолета!
А вот Тель-Авив - Москва и обратно преодолели на ИЛ-96. Первый раз. И ничего, летает. Хвостом, правда, сильно размахивает. А так как у него там шесть туалетов, не очень удобно получается.
Приносить и распивать спиртные напитки запрещено. Зато разрешается брать стюардессу за попу (два раза видел).
В общем, компания, как компания этот Аэрофлот.
Но мы-то не можем к ним индифферентно так относиться. Для нас-то они "Летайте самолетами". Все взвешивается, анализируется, оценивается, сравнивается.
Вот, например: "Вы куда женщина? В какой туалет? Вы что, русского языка не понимаете? У нас турбулентность, идите на свое место!"  Но это скорее исключение.
 
День Первый.
9.00. Наш Аэробус приземлился. 9.40. Мы уже сидим в автобусе с гидом Сашей, приятно удивленные самим фактом его появления в аэропорту.
Саша несколько лет изучал в Харькове немецкий язык, и поэтому довольно хорошо говорит по-русски.
Начинаем наш китайский забег. Площадь Tian-An-Men. Запретный Город. Павильоны Вечной Справедливости, Вечного Блаженства, Вечного Чего-то Еще. Настолько это нам ни о чем не говорит! И все это вдруг оказывается не такое уж древнее. Времен Петра Первого плюс-минус. Последней Маньчжурской династии, в основном. И немного предпоследней династии минских императоров (Ming Dynasty). Это нам все китайские династии кажутся одинаковыми. А маньчжуры объявили исконно китайскую династию Минь варварами и книги их эпохи безжалостно сжигали по списку.
Нет, не Версаль.
И, как и везде, европейские лица теряются среди толп китайских туристов (совершенно очевидно, что наши лица китайцы принимали за европейские, не вдаваясь в наши ближневосточные тонкости).
Знаниями о нашей стране китайцы порадовали - ничего не знают, и слава богу. Слово И‑сы‑лие на слуху у них, конечно. Новости все слушают. Но никакой связи между евреями и Израилем они не понимают. Не понимают, например, почему нас не пустят в павильон Саудовской Аравии на выставке.
Не знают, что евреи написали (не одни евреи конечно) столь популярные в Китае "Катюшу" и "Подмосковные Вечера" (об этом позже).
Не знают, что весной 1920-го года в Китай приехал с чемоданом денег некто Григорий Наумович Зархин (Войтинский), агент Коминтерна, и основал в 21-м году Коммунистическую Партию Китая. Самое впечатляющее, видимо, капиталовложение в истории 20-го века.
Утка по-пекински. Тут произошел первый прокол в общении. Стоимость бутылки пива девочка объявила по-английски звуком, одинаково похожим на two  и ten. Это было наше первое в Китае пиво, и нас не удивило, что за бутылку мы пытаемся заплатить шекель двадцать. Что интересно, количество бутылок я произнес по-китайски и она поняла правильно. Пришел гид и разрешил недоразумение.
Далее Храм Неба. Не знаток я китайских религий. Понял только, что небо круглое, а земля квадратная, и на этом все зиждется.
Чайная церемония. Это все равно как назвать визит к Роме в магазин Мясной Церемонией.
Тут бы уже и закончить программу, ан нет. В программе Конг-Фу шоу. Несмотря на неудобное кресло, удалось выспаться. А шоу, по словам очевидцев, было скорее танцем, чем конфуйским боем, на который, собственно, надеялись. Естественно, китайцы в зале были только на сцене.
 
День Второй.
Стена.
Но сначала заезд в Лонгчин (Longqing Xia). http://www.kinabaloo.com/lq.html.
Пара часов езды от Пекина. Наш гид там был только один раз, видимо, в детстве.
Это плотина, образовавшая искусственное озеро в форме фьорда.
Короткий ряд магазинов, где то ли продают, то ли сдают напрокат тулупы армейских расцветок. Заходим в пасть дракона. Едем вверх сотню метров на эскалаторах и выходим из его попы. Грузимся на кораблик. Катаемся сорок минут по фьорду. Вспоминаем о тулупах. Пьем коньяк из фляжки. Кайф. Смотрим наверх, на установку для прыгания на веревочке вниз. Приезжаем обратно. Садимся на фуникулер. Поднимаемся наверх. Там ничего нет, но красиво и высоко. Едем вниз.
Из некитайских туристов только мы. Очень красиво. 2.5-3 часа. Рекомендуется.
Перед Лонгчином был еще жемчужный магазин с русскоязычным залом. Во всех магазинах, кстати, есть русскоязычный штат. Но тут аж специальный Русский Зал с ценниками по-русски.
Во все магазины роскошный вход со львами. С каменными. Как нам объяснили в Запретном Городе, с бронзовыми львами можно только императору. Поэтому магазины довольствуются каменными.
Элинка сказала, что стена в Бадалине (Badaling)  - отстой, потому что туда все ездят. А нам нужно туда, где никого нет. Это МuTianYu (http://www.mutianyugreatwall.net/). К нашему удивлению - это 189 километров от Лонгчина. Наши намеки на то, что и Бадалин. который в три раза ближе, подошел бы, отметаются Сашей - план есть план, чего бы вам этого не стоило.
Приезжаем к Mutianyu к пяти часам. До последнего рейса фуникулера 10 минут. Темнеет в шесть. На Великой Китайской Стене одна единственная группа из восьми израильтян - нас.
Стена большая, ничего не скажешь. И красивая. Саша, правда, незлорадно намекает, что в Бадалине красивее.
Настя нам потом рассказывала, что тот, кто поднялся на стену в первый раз - герой, во второй раз - молодец, в третий раз - дурак. Это был мой второй раз.
Вот думаю, приедет китаец к нашей стене. Посмотрит на нее с удивлением и спросит: "И это ваша стена?". "Да",- скажем мы с гордостью. "Ну и?",- скажет китаец. "Ну, место очень святое",- ответим мы. "То есть, вы придумали, что там, на вершине горы, которая под землей, и над которой стоит эта мусульманская пагода, живет Бог? И вас это прикалывает? Ну-ну". "Не совсем конечно так", политкорректно ответим мы, никак не развеяв скептицизм китайца. У него, если он не член партии, Бог -  небо. Оно всем видно. Оно круглое (а земля квадратная).
Обратно спускались пешком уже в темноте. До Пекина - часа два езды.
Ужин поздно. В монгольском ресторане. Вспоминая жареную баранину в монгольском ресторане около Тверии, я подумал, что хоть раз поедим нормальное мясо. И первый шампур оказался съедобным, но он же оказался и последним. Отпустили Сашу. Поев непонятно что, все остались голодны. Подозвали официанта. Показав руками книжку, прошу у официанта меню. Не понимает. Смог бы, смог бы я ему объяснить, что такое меню. Нарисовал бы, нашел бы какой-нибудь намек. Но Ленька пошел легким путем и позвонил Саше. Появилось меню с картинками. Стали выбирать. Выбирали долго. Нашли ногу аппетитного коричневого цвета и шашлыки. Официант не понимает, чего мы хотим. Я вмешался и сказал по-китайски "Шесть этого". То есть шашлыков. Официант показал на моих часах время, когда это будет готово. Точно в назначенное время нога пришла. Такая же коричневая, как на картинке. "Наконец, мясо", - подумали мы. "Режь",- говорим, - "мы же, как китайцы, едим палочками". В этот момент подоспел шашлык (я ткнул пальцем в самый дорогой, из тех, которые были в меню). На палочки были нанизаны прямоугольнички, нарубленные из пластмассовой папки, с которой дети в начальной школе ходят на уроки рисования. Тут краем глаза смотрю на Лину, которая зеленеет, глядя на то, как из под коричневого соуса выпрыгивают из мяса под ножом монгольского официанта резиновые кусочки жира. Несколько минут Ленька ковырялся палочкой в груде жира на столе, пытаясь найти мясо. Я помахал перед официантом кучкой денег. Он сразу все понял. Смотреть на наше бегство сбежались все работники ресторана.

День Третий.
Летний дворец, Ламаистский храм, парк с озером. Категорическое преобладание китайских туристов над некитайскими. Клиника китайской медицины. Расположена на одном этаже со стоматологической поликлиникой с забытыми 20 лет назад советскими стоматологическими запахами. Доктор шил мне понос, но потом сдался и сказал, что кроме лекарства номер два по 69 долларов в месяц мне больше ничего не нужно.
Шелковый Рынок.
На шестом, последнем этаже здания расположена шведскостольная столовая со съедобной едой. Встречаем там группу наших. Ни мы, ни они не поражены.
Рядом со столовой - аптека. Купили пачку пластырей, помогающих от всего. Надо будет испытать на теще.
После обеда погружение с шестого этажа в пять предыдущих - в рынок.
Договорились - через час пятнадцать. Вышли через три часа.
Девочка тебе говорит - 1320. Ты ей - 150. Она делает обиженное лицо, как будто ты попросил ее показать сиськи.  Сходимся на 200. Не уступить чуть-чуть нельзя. Обида.
Это в прошлый раз, шесть лет назад, все девочки на рынке говорили на оксфордском английском. Нынче те пошли на повышение и на рынке говорят только: "Посмотли, посмотли".
Это надо видеть как в учительнице физики, которая стесняется спросить у директора о своей зарплате, просыпается азартный торговец, готовый спорить до бесконечности за восемнадцать шекелей.
Объявление по громкой связи на все пять этажей: "Барух, hашук нигмар. Ред. А`отобус носеа". Мол, Барух, кончай фигней страдать, спускайся, поехали.
Эвакуировались с рынка лишь с несколькими чайными сервизами. Поехали на метро на Wang Fu Jing - главную пекинскую пешеходную улицу. Вышли из метро. Первый квартал от метро обычный, с проезжей частью. Еще квартал. Я и Жанка с замиранием сердца наблюдаем, как мы проходим один за другим восьмиэтажные моллы, а наши друзья, возбужденные рынком, этого не замечают. Иначе Wang Fu Jing кончился бы в первом же молле. Не то что бы наши друзья такие уж магазинщики. Но магазины в Китае вещь заразная и затягивающая.
И вот слева видим переулок еды. Заходим. Вот оно. На тонких палочках извиваются жуки, тараканы и морские коньки. Змеи уже мертвы и с содранной шкурой. Навстречу идет девочка с заживо зажаренным на палочке птенцом воробья. Дальше - больше. Не буду описывать. Начинает подташнивать. Потом Леша выложит фотографии, дам ссылку.
Зашли потом-таки, в молл. Цены дороже, чем у нас. На этом изучение моллов закончилось.
Навстречу туристы из Владивостока: "Скажите, здесь можно где-нибудь поесть? Мы уже второй день ищем съедобную пищу!"
 
День Четвертый.
Завтракаем в шесть утра и едем в нашем автобусе на вокзал в людской муравейник. В Китае нигде кроме вокзалов и общественного транспорта не чувствовалось, что народу слишком много.
Поезд на Тайюань в 8.00. Саша доводит нас до турникетов входа на платформы и прощается навсегда. Интересно сравнить ощущения - у нас, общаясь с кем-то, точно знаешь, что где-то еще его встретишь и будешь мучаться вопросом: "Где-то я его уже видел". Поэтому даже с самыми отъявленными мерзавцами стараются не расплевываться, кто знает, может следующий раз встретишь его рядом в окопе с автоматом в руках. А даже если расплевываются, забывают быстро. А вот в Китае гид может быть уверен, что водителя он никогда больше не увидит, и я удивлюсь, если узнаю, что гиды делились с водителями чаевыми. Один точно нет.
В поезде справа три сиденья, слева два. Все китайцы считают, что поезд едет 300 км/ч. На табло обычно было 150, иногда до 180. Местами поезд шел минут 20-30 внутри тоннеля. В 11.45 мы в Тайюане. Вдоль кресел проходит проводница и разворачивает их на 180°, чтобы и обратно все ехали лицом вперед. Начинается самая экзотическая часть путешествия. Русского гида в этих местах мало, как нас и предупреждали.
Выходим из здания вокзала. Никто нас не встречает. Стоит человек в костюме с табличкой "Catharine Smith". За отсутствием в городе еще кого-то похожего на Катю Смит, человек обращается к нам. Примерно полчаса мы обменивались паролями и явками. Каждый сверялся со своим планом поездки. Все пункты удивительно совпадали. Чтобы быть окончательно уверенными, процедура сверки паролей повторилась раз восемь. Почему-то мистер Ванг никак не хотел позвонить нашему Петру. В какой-то момент мы решили - хватит, поехали. Потом два дня мы представляли себе Катю, слегка опоздавшую и безутешно ждущую на вокзале гида. Кроме него в городе по-английски больше никто не говорил.
Место это оказалось такой дырой, что даже туристических шелковые и чайных магазинов там не было.
Едем обедать. Останавливаемся на обочине деревенской четырехполосной дороги.
Откуда, откуда в этой дыре четырехполосная дорога, спрашиваю я сам себя. И это уже не говоря о четырехуровневых развязках, втиснутых в жилые массивы городов. Как они за десять лет смогли все это построить? Не может быть, чтобы дело было только в деньгах и в дешевой рабочей силе. Средняя зарплата в крупных городах половина-треть от западной, а то, что европейский рабочий делает один, там делают несколько человек. Пожалуй, дело в подходе. Кто у нас тут государствами руководит - адвокаты, экономисты, журналисты, отставные военные, неудавшиеся или слишком разбогатевшие бизнесмены. А из девяти членов Политбюро КПК восемь инженеров, которые много лет работали по специальности, пока не пошли вверх по партийной лестнице. Девятый, правда, адвокат. Когда кто-то из них умирает, они раз, и выбирают себе единогласно девятого - нового инженера. Понятно, что люди нашей профессии больше любят строить города и дороги, чем  раздавать деньги соратникам и неимущим.
Заходим в ресторан - эдакая рабочая столовая столиков на шесть. Наше появление вызвало фурор. Один мужик снял с колен младенца, вытащил изо рта сигарету и принялся нас фотографировать. Нас ввели в банкетный зал и усадили за стол. В окне, выходящем в чулан, весь обед маячили ноги штукатура. Еще была дверь и табачный дым, сочащийся из главного зала. Посетили туалет. Прозрачное стекло женской кабинки выходило прямо в общий коридор. Еда, самая что ни на есть китайская, заняла третье место в итоговом сравнительном анализе ресторанов. В одной из шести запечатанных бутылок пива оказался уксус. Первый раз сталкиваюсь с этим явлением, впрочем, у меня дома у пива нет ни малейшего шанса скиснуть.  Нет, не слышал я о такой химической реакции. Скорее всего, залили по ошибке уксус в пивную бутылку. С кем не бывает. Естественно, заменили и извинились.
Следующая остановка - поиск магазина China Unicom для зарядки Лешиной SIM-карты.
Гид с Лешей и Ленькой ушли вдаль. Мы с нашими девушками остались на обочине того же шоссе кишащего грузовиками и прочим непрерывно гудящим транспортом. Зашли в пару лавок, всеми из которых владела дама, продающая у дороги виноград. Купили виноград. Дама сбегала и помыла его. Прибежал мальчик вида макаренковского беспризорника, посмотрел на нас, посчитал и сказал, к нашему изумлению: "Five". В качестве ответного жеста доброй воли я посчитал его с мамой, младенцем и зеваками и сказал: "Liu" (шесть). Никто не понял. По-моему в этой части Китая они говорят на каком-то диалекте. Меня никто не понимал вообще.
Потом мальчик взял младенца и по одному показывал ему нас, давая подробные объяснения.
Слоняясь по обочине в ожидании наших ушедших друзей, я опять натолкнулся на мальчика. Забегая вперед, скажу, что в Китае толстые люди считаются счастливыми и богатыми.
Так вот, мальчик подошел, потыкал пальцем в мой живот и сказал: "Ты наверное покупаешь у моей мамы виноград по шесть шекелей за килограмм, потому что ты такой толстый и богатый?".
Едем в Qiao City, Qiao Family Compaund - усадьба семейства Чьяо.
Это просто аутентичненькая усадьба богатого семейства основанного во времена Анны Иоановны и достигшего своего расцвета к концу 19-го века. Та еще древность. Там сняли пару известных фильмов о старом Китае и посчитали это достаточным, для того, чтобы возить туда туристов. Но не достопримечательностями своими знаменит этот городок. Не только у входа в город, но и на каждом перекрестке длинной улицы ведущей в музей, висят вывески со стрелкой - "Туалет, 1 юань". Народ тут кормится с туалетов. Вообще-то я не собирался писать о китайских туалетах. В последние годы появилось много всеобъемлющих и исчерпывающих исследований на эту тему, к которым мне вряд ли будет что добавить. Скажу только, что туалеты Семейства Чьяо заняли бы одну из высших ступеней в любой классификации. Не все, не все из нас смогли зайти и насладиться всей спецификой этих заведений в местном исполнении.
Совет - если вы не готовите подробную монографию по вышеуказанной теме, уговорите мистера Ванга не ехать в усадьбу Чьяо.
Далее - древний город Pingyao.
Пиньяо окружен шестикилометровой городской стеной, построенной за десять лет до Куликовской Битвы. В 19-м веке город становится финансовым центром Китая. За год до гибели Грибоедова здесь открылся первый китайский банк. Первые китайские чеки.
Внутри этого, внушительных размеров, города , по которому надо передвигаться на электротележке за 20 юаней, - конфуцианский храм и ни на что не похожая китайская городская застройка. Нам очень понравилось гулять по вечернему подсвеченному красными фонариками Пиньяо.
Едем в Мьаньшань (Mianshan). Два часа езды и под конец - подъем по горной дороге несколько сотен метров.
Мьяньшань - это горный массив, на вершине которого, вдоль десятикилометровой дороги расположен комплекс зданий, относящихся к различным китайским религиям, а также несколько гостиниц.
http://www.trax2.net/china/shanxi/mian-shan.html http://english.cri.cn/4026/2007/12/30/1241@309370.htm - например.
Один из наших товарищей посмотрел сайт гостиницы и распустил слух, что мы едем в мотель к чему мы уже готовили себя. Мотельчик оказался врубленным в скалу пятнадцатиэтажным зданием (Mianshan Yunfeng Shuyuan Hotel 4*). Подъем на десятый этаж в верхний роскошный холл, в котором вас встречают за стойкой четыре сотрудницы (нет в Китае недостатка в трудовых ресурсах) и провожают в лифт еще на пять этажей. Кроме нас иностранцев нет. Этой гостинице можно было бы добавить еще звездочку, если бы в одиннадцать вечера в ней не отключали горячую воду. Наутро спросили у гида: "Почему?". Он поинтересовался и перевел ответ: "Так поздно же!".

Tags: Китай
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments