Michael Markus (michel7374) wrote in tourism_il,
Michael Markus
michel7374
tourism_il

Дождь в Шанхае. Часть вторая. Mianshan-Xi'an-Huashan-Shanghai.

День Пятый.
На завтрак с дальнего склада для нас специально принесли вилки. Все-таки название обязывает - Western Style Restaurant. Из тарелки на меня печально смотрели невидящими глазами две мертвые гусеницы. Мне сказали, что это креветки. "Не может быть, - подумал я, - креветки - это такие резиновые палочки, к концу которых приделан рыбий хвостик, чтобы было удобнее их держать".
Сначала приезжаем к входу, там парк с водопадиками. Симпатичненько. Сидит на земле мужик в очках и лупит молотком по камням, чтобы люди на них не поскальзывались. Вот работка!
Это не то, говорим. Тут должны быть железные ступеньки, врубленные в скалу вдоль ущелья над горным ручьем. Мистер Ванг раскалывается, и готов нас туда вести. Место называется Qixian Valley.
 На всякий случай каждые сто метров останавливаем мистера Ванга и заново сверяем версии. Дело в том, что английского языка мистера Ванга никто из нас не понимал. Он рассказывал нам об истории этих мест и что-то еще, я вежливо кивал, у остальных терпения не хватало. Гид отвел меня в сторонку и предложил: "Они ведь английского совсем не понимают. Давай, я буду все рассказывать тебе, а ты переводи".
Подъем на фуникулере. Фуникулер в договор вписать забыли, платим 45 юаней. Спускаемся полгоры обратно, поворачиваем направо. По дороге на высоте нескольких сотен метров храмы, беседки и павильончики.
Мемориал этот посвящен мужику по имени Jie Zitui, который во времена нашего Вавилонского плена прятался здесь с принцем, своим сувереном. Чтобы принц не умер от голода, Jie отрезал и варил ему кусочки своей собственной ноги. Когда  принц вернулся к власти, он стал забывать своего преданного слугу. Джие вернулся в Мьяншань. Принцу стало стыдно, и он поехал на гору, где не смог найти друга среди лесов. Тогда он приказал сжечь все леса, чтобы Джие сам вышел к нему навстречу. Но вместо этого Джие со своей мамой погибли в огне. Принц опечалился и велел ежегодно отмечать этот день, воздерживаясь от употребления приготовленной на огне пищи.
Места офигительно красивы. Беседки, врезанные в стену на высоте нескольких сотен метров над пропастью. Пункт этот называется Sky Bridge. Так и скажите мистеру Вангу.
Вдоль лесной дороги расставлены небольшие декоративные скульптурки - боевой Козлозаяц, Ослик с Коленвалом, и прочее в том же духе.
Наконец пришли к нашей цели - Долине Qixian http://www.china.org.cn/travel/node_7074062.htm.
Это первое из двух мест, ради которых Анютик потащила нас всех в Китай.
Вдоль русла ручья в узком ущелье вделаны в стену 1800 железных ступенек, по которым можно спуститься вниз.
Очень живописно и необычно.
Обед. Еще храмы, беседки. Забег на 15 этажей вверх, фотография, бегом вниз.
Я почти не фотографировал - всего 500 кадров, у Леньки полторы тысячи, у Мишки, думаю две-три тысячи. А вот у Леши 10,000. То есть в среднем, когда Леша не спал, он делал по одной фотографии в минуту. Фотоаппарат у Леши крутой, и умеет он это делать, так что путешествие наше останется в истории как следует, мы знали, на что шли.
Пожить бы нам там еще денек, спокойно погулять по святой горе Мьяньшань.
Ровно в три часа обратно в Тайюань.
Еще одно незабываемое приключение - переход дороги на привокзальной площади на зеленый свет. Вот здесь было по-настоящему страшно.
Заход в супер, где надо было докупать подарочные чаи (кто же себе в супере покупает чай). Как я уже сказал, в этом городе по-китайски понимают плохо, особенно меня. Как я не перепевал на все лады cha, поняли только tee.
В восемь вечера в Тайюане сели в абсолютно советский купейный вагон.
Ожидали поезда в VIP-зале. Вдруг говорят мне: "Шалом!". "Шалом",- отвечаю, привыкнув уже давно таким сюрпризам не удивляться. Это был мистер Яо, еще один местный гид. Завязалась беседа, и когда оказалось, что не все тут говорят по-английски так же ужасно, как мистер Ванг, мы того чуть не задушили. Мистер Яо сказал: "Товарищи!" и затянул "Катюшу" на весь зал ожидания к удивлению австралийцев, которых он, собственно, пас. Мы подпевали ему на иврите.
Думал, вот напишу про поезд. А писать нечего. Ну покурил в тамбуре, вспомнил поездки Ленинград-Кисловодск.
В каждом купе, кстати, были тапочки, не одноразовые. Два туалета - один в западном стиле, другой в восточном. Отдельная от туалетов кабинка с тремя раковинами - новшество. В вагоне, в основном, иностранцы. В соседнем вагоне в три слоя вверх - китайцы. В наше время в плацкартном был боковой ряд, на третий этаж людей не складировали. Да и для чемоданов в такой плацкартной геометрии места нет. Короче, не покупайте плацкарту, ну ее нафиг.
В 6.15 утра были уже в Сиане.
 
День Шестой.
На вокзале встречает нас девушка по имени Настя. Или Ю, что значит по-китайски "Очень Красивый Камень".
С поезда в гостиницу, полагаю, лучшую в городе. Xi’an Hotel 4*, В душ. Через час в автобус и к Терракотовцам.
В год смерти Архимеда Сиракузского скончалась еще одна выдающаяся личность  - некий китайский император из династии Чин (Qin).
Он стал императором, едва отпраздновав Бар Мицву, и сразу принялся строить себе гробницу. Поскольку гробницу можно прекратить строить только тогда, когда император умирает, так они и лепили этих глиняных воинов 38 лет, и лепили бы и дальше, если бы император не скончался. Императора похоронили вместе с 48 живыми еще наложницами. Чтобы никто никогда не узнал, как лепить глиняных воинов, сын императора приказал убить еще и 700,000 мастеров, о чем не без гордости рассказала нам гид. Умение лепить глиняных воинов было забыто, и династия Чин вскоре пришла в упадок. Один из врагов династии нашел гробницу и порубил истуканов в салат. Теперь реставраторам есть чем заняться - склеивают по одной штуке в год. Но самое интересное еще впереди - саму гробницу пока не раскапывают, ищут подходящую технологию сохранения находок, если их кто-нибудь уже не нашел раньше.
Сиань, ныне восьмимиллионный город, как оказалось, был древней столицей Китая и именно отсюда начинался Шелковый Путь. (По Шанхайской версии этот Путь начинался из тамошнего шелкового магазина.)
Настя была столь мила, что мы не отказали ей в просьбе заехать на 30 минут на шелковую фабрику.
Еще Пагода Диких Гусей - Главная Городская Пагода. Городская стена - очень красиво, особенно ночью с подсветкой.
Вечером представление - Императорские пельмени и танцы. Пельмени ели мы, а танцы потом танцевала на сцене местная труппа. Все в формате Мулен Руж, только девушки одеты.
Каждый должен был съесть 18 пельменей разного вкуса. Девушки каждые пять минут приносили кастрюльки с 1-2 пельменями  для каждого из сидящих за столом, торжественно объявляя вкус очередного пельменя.
Потом концерт песен и плясок. Красиво. Под конец песня, сочиненная императором для самой толстой своей наложницы, бывшей невестки, подаренной ему сыном на день рождения.
Императорские Пельмени были объявлены лучшей нашей едой в Китае.
В гостинице в каждом номере нас ждал персональный компьютер (один на две персоны). Первый раз за шесть дней посмотрели наши новости, и вообще вдруг вспомнили о существовании внешнего мира. То, что было с нами всего пять дней назад в Пекине казались уже давней историей.
 
День Седьмой.
Ключевой день в программе. Восхождение на гору Хуашань (Huashan) и хождение над пропастью по гнилым доскам.
Настя сказала, что она выделяет нам на гору четыре часа, а потом есть еще несколько неохваченных шелковых магазинов. Мы с вечера приготовились к битве за Хуашань.
Рекогносцировка такая. От Сианя до Хуашаня два часа езды. У подножия горы есть вокзал. Сюда теоретически можно было приехать прямо с горы Мьяньшань. Но сложная логистика и хреновые гостиницы. Еще один вариант - есть гостиницы на вершине - подняться на гору с вечера и утром смотреть в туман, за пеленой которого где-то встает солнце. Но, говорят, в верхних гостиницах нет воды. Не мудрено на высоте 2000 метров. В туалете на вершине воды таки не было.
Выходим из автобуса в десять утра. Обратно, кстати, сели в автобус в шесть вечера, потому что Настя плюнула на свою программу и стала развлекаться с нами вместе.
Пересаживаемся в местный автобус, поднимаемся наверх по извилистой дороге. Длинная, но быстрая очередь на фуникулер с шестиместными кабинками. Подъем на 750 метров. Еще примерно столько же предстоит самим - пешком.
Гора Хуашань - национальный парк. Вся вымощена бетонными дорожками, ступеньками и лесенками, местами вырубленными в скале. Все окультурено донельзя - рестораны, туалеты, ограждения, подробные карты на каждом разветвлении дорожек. Многие люди ходят в перчатках. Для того, видимо, чтобы не пачкать руки  об ограждения, до которых дотрагивались тысячи людей, забывших перчатки дома. Иностранцев видели два раза - одни из них - русские, спускавшиеся вниз. Видимо, из тех, кто ночевал в верхней гостинице и с утра ходил смотреть рассвет на одну из пяти вершин. Цель нашего похода отмечена на самом дальнем краю карты - Cliffside walk.
В стену утеса (пропасть 300 метров вниз, скала 100 метров вверх) вбиты железяки и на них уложены доски. За 30 юаней на тебя надевают верхнюю обвязку с двумя страховочными стропами и пускают по доскам вдоль стены и двух тросов.
Минут через двадцать приходишь на площадку, где обитают монахи, добиравшиеся туда сотни лет без всяких досок и страховок. Потом обратно. А я не пошел туда. Не люблю попой над пропастью.
Это и было конечной целью нашего маршрута. Анютик была счастлива.
Настя наша, кстати, вообще очень удивлялась нашему стремлению на Хуашань. Она хоть и работает четыре года экскурсоводом, была на Хуашане только один раз в детстве с родителями.
Собственно, в этот день не она нас водила, а мы ее. Ей тоже, похоже, было в кайф, в отличие от набивших оскомину терракотовых воинов. И до такой степени, что она взяла с собой фотоаппарат. Вы когда-нибудь видели гида с фотоаппаратом?
Бегом вниз пока не начало темнеть в пять часов.
По ступенькам все время снуют вверх-вниз носильщики, таская на своих коромыслах грузы в ресторан и в гостиницы наверху. Они часто отдыхают и на отдыхе зарабатывают пением. Завидев нас, один из них затянул "Катюшу". Мы подхватили  и щедро одарили его тремя юанями. Слух "Русские идут" распространился быстрее, чем мы спускались. Теперь при виде нас носильщики бросали свою ношу и затягивали "Подмосковные вечера".
К вечеру людской муравейник на горе рассосался.
Спускаемся вниз. Небольшая деревенская площадь, окруженная магазинами. Смотрю, Леша что-то покупает. Не обращаю внимания. Остановка на туалет. Подходит Леша и говорит, что купил две походные палки за 50. И тут я понимаю, что я тоже хочу две такие палки. Бросаю рюкзак и бегу на площадь. Мой вбег на площадь произвел такое впечатление на местных торговок, как будто я ворвался в женский туалет. С точностью до наоборот. Вопль: "Иди сюда" поднялся до вершин горы. "Черт", подумал я, я же не знаю, где Леша сторговался на 50. Первый магазинчик - 150-130-100. Еще один. В третьем взял с коротким боем за 50.
В восемь часов мы в Сиане. С завтрака ничего не ели. Настя организовывает нам ужин в нашей же гостинице вместо пропущенного обеда и рекомендует посмотреть поющие фонтаны, это за углом. До угла шли минут тридцать. Еще столько же за углом. Оказалось, правда, что начинаются они не в девять, как думала Настя, а в полдевятого. Все равно не успели бы. Рекомендую посмотреть в Y-tube  - Music Fontain Xian (Xi'An, Xi An) , впечатляет, жаль, что пропустили. Погуляли немного по вечернему городу. В Старбаксе кофе стоит те же 20 шекелей.
 
День Восьмой.
Полет в Шанхай.
Самолет как самолет. Но мелковат как-то. Не будет очень большим преувеличением сказать, что подголовники упираются в поясницу.
 
В аэропорту нас встречает Яков, старший русскоязычный гид всего Шанхая. В смысле по возрасту. Русский учил еще в школе. В отличие от других гидов, израильтян видел. Двоих. Прошлым летом водил семейную пару, в которой по-русски говорила только жена. Как мы оказались в Израиле, понял сходу - перестройка. Предыдущие русскоязычные гиды, Саша и Настя, оба, первое что предположили, что мы - русские, которые временно работают в Израиле. Настя даже спросила, не живут ли русские в отдельных кварталах - в раша-таунах таких.
Яков повез нас в гостиницу. Те из нас, кто видел Шанхай в первый раз офигевали от маштабов, но минут через пятнадцать привыкли.
35-х этажная гостиница нас уже не удивила. Удивило, что интернет по юаню за минуту, что требуют залог за минибар, который без залога запирают на ключ. Назавтра нас не выписывали, пока не дозвонились горничной, которая проверяла все номера на предмет украденных полотенец. Вообще-то, в европейских и прочих гостиницах столь любезно не считают полотенца только потому, что у них всегда есть ваша кредитная карточка, а тут не было, так что может и не надо катить на них бочку.
Сад радости. Знаменитый зигзагообразный мостик. Старый город. Магазины всюду. На самом деле - просто базар. Первая атака продавцов. Шесть лет назад они свои Ролексы продавали открыто, теперь - из-под полы. Не знаю даже, что хуже. Роятся вокруг, мерзавцы, и шепчут "Вочь, вочь, вочь".
Храм Нефритового Будды.
Про нефрит я знаю только от жены, которая в женских романах читала про нефритовый стержень. Ничего подобного в храме не было. Зато вокруг храма толпились люди, сующие посетителям в нос свои изуродованные конечности, требуя денег. Я дал себе слово больше никогда не ходить в Храм Нефритового Будды.
На самом деле - это была наша ошибка. К Шанхаю мы не готовились вообще, и положились на добрую волю гида и на то, что чемоданы дадут такой перевес, что к Шанхаю покупать ничего уже не надо будет. Но покупательная способность росла от часа к часу.
Шанхайская телебашня. Вот это да! Вот ради этого стоило ехать в Шанхай! Надо приходить туда за час до заката, так, чтобы застать и дневной и ночной город, который оставляет незабываемое впечатление. Это надо видеть, любое описание будет блеклым. Забавный аттракцион - прозрачный пол на одном из уровней. Страшно по нему ходить. Жанка, ступая на него, всегда брала меня за руку. Чтобы полетать вместе, если что.
На Нанжинской улице (Nanjing Lu)  Яков нас отпускает. Это - одна из главных торговых улиц Шанхая.
Кстати, во всех городах, в которых мы были, почти исчезли с улиц велосипедисты и курильщики.
Первые кварталы от набережной Бунд - обычная улица с трехкратными скидками в магазинах. На второй, пешеходной, половине никаких скидок нет - серьезные магазины. Но гулять и наслаждаться нет там никакой возможности. Лавируя между полицейскими, на вас набрасываются люди шепчущие: "Вочь, вочь, вочь". Не обращать внимания на них невозможно. Они заглядывают в глаза и, несмотря на ваши отмашки, идут за вами несколько десятков метров, пока не окажутся в сфере влияния своего соседа, подхватывающего вас и ведущего дальше. Омерзительнейшее место, хочу я вам сказать.
В одном месте люди собрались в кружок и пели песни под аккордеон, читая написанные на больших листах иероглифы - караоке такое. В другом месте под веселенькую музыку танцуют вальс на два такта. Везет им, китайцам, к ним никто не пристает.
 
День Девятый.
Едем в Джу Джиа Джао (Zhu Jia Jiao).
Ехать часа полтора через шанхайские пробки.
Как водится, начинаем осмотр города с туалета. А там вопрос самоидентификации:
Написано: направо - Women, прямо -  Men, налево - Gentlemen.
Запечатлели, идем дальше, видим памятник.
Гид говорит:
- Это памятник. Очень знаменитый Дятел.
- Кто знаменитый?
- Дятел!
Смотрим на памятник.
- А-а-а. Деятель!
Это Маленькая Азиатская Венеция. Большая - в Сучжоу. По мутным каналам плавают шести-джентельменные гондолы по 60 юаней на джентельмена. Высокий горбатенький мостик. И магазины-магазины-магазины. В одном из них забыли, в закупочном азарте, фотоаппарат. Через четверть часа вернулись и застали взволнованную продавщицу, которая боялась, что мы уже уехали и совсем про фотоаппарат забыли. Захотелось подарить ей что-нибудь на память. Например, наволочку, купленную у нее в магазине полчаса назад.
Ресторан занял второе место благодаря своей аутентичности и "вязаному мясу" - несколько кусочков стянутых в вязанку пальмовыми листьями – "Вкусно, палочки оближешь", - сказал Леша.
До конца Большого путешествия осталось полдня. Решаем, что делать. На самом деле все устали и хотели (скажем, так, большинство) самого простого отдыха - магазинов. Предположу, что гид наш должен был остаться о нас самого низкого мнения - люди, которые в музей не хотят, а шляются только по магазинам, причем, не по дорогим и престижным, а по самого низкого пошиба рынкам. Не очень, не очень достойно представляли мы в Шанхае Государство Израиль.
Говорим, Якову:
- Отвезите нас, пожалуйста, в шанхайскую синагогу.
- Куда?
- В еврейскую церковь.
Пауза.
- Вам нужно что-то купить?
- Де нет, в храм, где евреи молятся.
- Где молятся европейцы?
- Нет, еврейцы, блин.
Звонок другу. Друг не знает. Зато знает водитель. Объясняет гиду.
- А-а-а. Так бы и сказали. В Храм древнеевреев.
Пауза.
- Так вы древнеевреи?
Тема синагоги как-то сошла на нет, и большинством голосов было решено ехать на час на рынок, а потом во французский квартал.
В очередной раз набрасываемся на магазины. Магазины в ответ набрасываются на нас. Находиться там вообще было невозможно (Яков нам так отомстил), там не просто приставали, а несколько человек неотрывно нас пасли. Пришлось спасаться бегством. Выходишь наружу, а там в любую сторону таких многоэтажных рынков столько, сколько видит глаз.
Закупочная программа завершена. Гуляем по приличным улицам во французском квартале. Прохладная осенняя погода. Никуда не торопимся. Это было здорово.
Потом едем на пристань и садимся на кораблик. Это как вид с телебашни, только наоборот. Это был мощный заключительный аккорд нашей поездки. Осталось только сесть в кресло и ровно через сутки оказаться дома.
Прошла уже неделя после нашего возвращения, а мы еще находимся в мыслях там. Начинаем жалеть, что детей не взяли. Программа для них прекрасно подошла бы, хоть и было бы это ударом ниже пояса для нашего бюджета. Ладно, следующей осенью посмотрим, там еще весь южный Китай с Гонконгом и Макао не охвачены.
Вы спросите: "Почему Китай? Почему не Америка или Европа? Почему не Шри Ланка, Непал, Япония, Индия, Тайланд?" И я отвечу: "Почему бы и не Америка или  Европа?" Но если не Европа, то только Китай.  Все эти восточные страны нам, скажем так, мне, говорят, не больше, чем имя маркизы де Попмадур китайскому дворнику. Надо конечно почитать об их истории, культуре и религиях, но мы на этом не росли и не близко это как-то большинству из нас. Китай же от прочих стран отличается тем, что он - цивилизованная страна. И не только в столицах. А вот язык цивилизации нам уже понятен. Мы ездим в похожих машинах, едим в тех же МакДональдсах ("Макдональсы это цивилизация?",- сейчас развопится Юлька), проходим мимо тех же Старбаксов и KFC. И даже в китайском компьютере, в меню на китайском Леша прекрасно разобрался, помня порядок строк. Языковой барьер не является такой уж непреодолимой преградой в понимании, если не мыслей, то поведения.
Никогда не было у нас еще такого отпуска, когда удалось на одиннадцать дней забыть обо всем на свете и наслаждаться каждой минутой этого путешествия.
 
Михаил Маркус, октябрь 2011

Tags: Китай
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments